The End

Русские в эмиграции

Владимир Усачевский (1911- 1990), родился в Маньчжурии. В детстве пел в хоре Русской Православной церкви. В 1930 г. в возрасте 19 лет эмигрировал в США, будучи уже одаренным пианистом, особенно известным своими интерпретациями музыки эпохи Романтизма и блестящими импровизациями. В 1939 г. Усачевский получает степень Доктора философии в консерватории Истман. С 1947 г. и до ухода на пенсию в 1980 г. преподает в Колумбийском университете, в частности, контрапункт 16-го века. Его ранние неоромантические сочинения отличались богатством хорового звучания и сочностью инструментовки. В начале 1950-х экспериментирует со звуком, записанным на магнитофон, что вскоре приводит к созданию первых композиций для пленки и историческим концертам электронной музыки в Нью-Йоркском Музее современного искусства организованным совместно с Отто Люнингом в 1952 г.
Первые электронные опыты Владимир Усачевский проделал в возрасте сорока лет, будучи уже совершенно сформировавшимся композитором, тяготеющим к экспрессивной неоромантической эстетике. В отличие от Кейджа или многих молодых композиторов следующего поколения, он никогда не отходил от академической классической традиции, не отказывался от традиционных взглядов на музыкальную форму, стремясь к передаче эмоций, достижению максимальной выразительности своей музыки средствами композиции, используя новые средства электроники для обогащения инструментальной палитры и расширения тонального языка, создав своеобразный американский гибрид французской конкретной и немецкой электронной музыки, преимущественно сериальной. В некотором смысле, Усачевский был пользователем, а не создателем новых средств. Технология как таковая никогда не была в числе его главных приоритетов.
В числе сочинений Владимира Усачевского - пьесы для пленки, пьесы для пленки и живых инструментов, музыка для радио-спектаклей, театра, кино и телевидения, в частности «Пьеса для магнитофона» (1956), «Метаморфозы» (1957), «Из дерева и меди» (Of Wood and Brass) (1965), оратория «Creation Prologue» (1961) для пленки и 4-х хоров, «Беспроводная фантазия» (Wireless Fantasy) (1960).
В разное время у Владимира Усачевского учились такие признанные мастера Американской музыки, как Джон Эпплтон, Чарльз Додж, Венди Карлос, Эллис Шилдс, Харви Солбергер, Чарльз Уоринен и даже легендарный конструктор Роберт Муг.
В альбоме "Film Music" представлены самые мощные и изобретательные произведения Усачевского. Датируются они 1962 и 1968 годом. Альбом делится на две части. Первая стала звуковой дорожкой к фильму Орсона Уэлса "Нет выхода" (по пьессе, кстати, товарища Жан-Соль Партр). А вторая часть была записана для фильма Ллойда Майкла Уильямса "Линия Апогея". "Нет выхода" - это давольно традиционный саундтрек, который подразумевает фоновость для диалогов. А вот в "Линии Апогея" Усачевский развернулся пошире, так как безмолвных сцен предостаточно. Это естественным образом превратило музыку в важнейший хдожественный инструмент.
Vladimir Ussachevsky - Film Music
  • Current Music
    This Mortal Coil - Meniscus
The End

Кассетный мальчик

Джонатан Борджес - американский музыкант, участник нескольких экспериментальных дуэтов основным и самым известным из которых считается Pedestrian Deposit. С начала века число их релизов насчитывает 3 десятка аудиокассет. Именно так. Борджес, с кем бы он ни сотрудничал, предпочитает издавать свою музыку именно на этом носителе. Начиная с 2005 года он занялся выпуском своих сольных работ под псефданимами A.E., Emaciator, Everyday Loneliness. Моя настоятельная рекомендация в пользу одной из всего двух работ Everyday Loneliness, датированной 2009-м годом, - Appropriation. Тираж, ставший привычным Джонатану Борджесу, 100 экземпляров.
2 кассеты содержат 4 девятиминутных композиции, по 2 на каждую кассету. Все они записаны только путем манипуляций с магнитной пленкой, без использования каких либо дополнительных средств и эффектов. Гипнотический транс, обязательный для прослушивания всем любителям Disintegration Loops Уильяма Басински.
  • Current Music
    Summons of Shining Ruins
The End

Spring No More And Love Come In The Wind..

Фабио Орси – непрофессиональный музыкант-самоучка, выросший в маленьком городке Таранто в южной Италии. Несмотря на то, что его имя сравнительно новое в среде эмбиентной и экспериментальной фольклорной музыки, число релизов, выпущенных Фабио за несколько лет, приближается к трем десяткам. Но количество работ ни в коем разе не идет в ущерб качеству и высокой степени эмоционального воздействия каждой композиции музыканта. Хотя Фабио не получал академического музыкального образования, опыта ему не занимать. В начале 90-х Орси играл в нескольких панк-рок и lo-fi-группах в качестве ударника. Так продолжалось до тех пор, пока он не познакомился с персональным компьютером и не узнал о плюсах цифрового музыкального синтеза. Орси стал изучать возможностями различного оборудования, позволяющего заниматься обработкой и созданием особых звуковых структур. В тот период Фабио целыми днями напролет слушал психоделик и краут-рок, а кроме того, заинтересовался музыкальными опытами композиторов-минималистов и работами представителей ранней электронной музыки. Подобный меломанский опыт наложил существенный отпечаток на мировосприятие Фабио Орси и на его дальнейшую творческую деятельность.
По глубокому убеждению самого Фабио, любая музыка призвана отражать внутренний мир ее создателя. Исходя из этого утверждения, даже не будучи знакомым с автором, слушатель может предположить, что Фабио Орси – это искренний, открытый и едва ли не самый романтичный музыкант в среде электронщиков-эксперименталистов. В самом деле, его музыка, хотя и относится стилистически к экспериментальной, эмбиентной, drone музыке, но излучает светлую меланхолию и радостную грусть. В его работах модернизм сочетается с традицией и обыденностью повседневной жизни. Фабио использует гитары, семплер, различные процессоры и лэптоп, но основную роль в его музыке играют фонография и полевые записи, которые он делает везде, где только удается. Эмбиент, минимализм, звуковые микрофлуктуации сплетаются в музыке Орси, как в спутанном мотке из ярких, шерстяных ниток, коснувшись которого вспоминаешь о тепле южного солнца. Но на переднем плане все-таки остаются полевые записи, которые являются документальным подтверждением определенных эмоций, впечатлений и переживаний Фабио Орси. В его музыке они играют едва ли не большую роль, чем слова в песнях.
Такую музыку сложно и бессмысленно пытаться классифицировать или как-то объективно оценить, оглядываясь на опыт услышанной ранее музыки. В ней стираются временные грани и пространственные условности. Бездонная тоска по ушедшим дням здесь незаметно сменяется радостью от обычного жаркого летнего дня. Главное, что отличает любую работу Фабио, в его способности находит красоту простых, чистых звуков, в умении преподнести ее, как синонимы светлых, искренних эмоций, пережитых им самим. Сольные альбомы Фабио Орси, так же, как и множество альбомов, записанных при участии других музыкантов, обладают свойствами удивительной осязаемости и визуализации. Во многом этому способствуют звуковые элементы, привносимые соавторами. Например Жанлюка Бекуззи – так же итальянский композитор, с которым Фабио записал пять полноценных альбомов.
Фабио Орси: «С Жанлюка Бекуззи мы стали хорошими друзьями почти сразу же после знакомства на одном из итальянских сетевых форумов для музыкантов. Мы долго общались с Жанлюка о музыке, искусстве и о прочих вещах, пока однажды я не отослал ему cd-r с записью своих импровизационных работ под именем FAB, а он, в свою очередь, прислал мне диск, который он выпустил в 2006 году на лейбле SmallVoices, записанный под псевдонимом Kinetix. Послушав работы друг-друга, мы сказали: «Ух ты! Почему бы нам не записать что-нибудь вместе». Тогда наше общение превратилось в своеобразный творческий союз. В том же году мы выпустили наш первый совместный альбом «Muddy Speaking Ghosts Through My Machines» (2006) на лейбле A Silent Place. Теперь мы очень много работаем вместе и выпустили несколько совместных альбомов, которые, опять же, носят интересные названия: «Please Don't Count The Clouds» (2007), «The Stones Know Everything» (2007), «Wildflowers Under The Sofa» (2007), «Soundpostcards» (2008).
Кроме Жанлюка Бекуззи я работал с несколькими музыкантами вроде Валерио Кози, группами Mamuthones и The North Sea. Мне очень приятно работать с новыми идеями, которые рождаются в процессе совместного творчества. Работа с кем-то над созданием новых музыкальных работ нисколько не ограничивает меня, а скорее наоборот, вдохновляет на поиски новых путей достижения совместных целей».
Гамонии, которые создает Фабио Орси в своей музыке, будоражат фантазию слушателя не меньше, чем названия самих композиций. Во круг них витает ареол таинственности и сказочности. Посудите сами, какие смыслы могут быть заключены в названиях типа «Birds Are Smart But They Can Not Speak», «Muddy Speaking Ghosts Through My Machines», «The History Knocks My Bedroom Door», «The Psychedelic Power Of Bubbles (You And Me)», «Before Long, Before Anyone The Stars Will Be Walls In My Mind».
Фабио Орси: «Я читал дневник Вернера Херцога, который он вел в лесу во время съемок фильма «Фицкарральдо». Там был эпизод с большой птицей, которая совершенно четко произносила фразу «Птицы умные, но они не могут говорить». Прочитав это, я тут же решил, что обязательно использую эту фразу в качестве названия одной из своих мелодий» (Семнадцатиминутная композиция с таким названием была издана на лейбле The Locus Of Assemblage летом 2007 года). «Франц де Вард (один из самых заслуженных экспериментальных композиторов современности; основатель коллектива «Kapotte Muziek»), в своей хвалебной рецензии на эту композицию, никак не мог понять, какая связь между музыкой и названием. Говоря в общем, все названия моих композиций отражают мое внутреннее, эмоциональное состояние на момент работы над ними. В них нет прямых аналогий с музыкальным «сюжетом», как, например, в поп-музыке. Я стараюсь абстрагироваться от чего-то конкретного и часто подбираю имя для мелодии из уже имеющегося списка интересных мне слов и фраз».
Говорит о с своих любимых музыкантах Фабио Орси чуть ли не с большим удовольствием, чем о собственном творчестве. Признается, что пытается использовать все, что ему нравиться в работах других музыкантов. Но речь тут конечно же идет не о плагиате, а об авторском переосмыслении и рождении новых смыслов.
Фабио Орси: «Легендарные немецкие прогрессив, краут-рок группы «Guru Guru», «Brainticket» (особенно альбом «Celestial Ocean»), и конечно же польская группа «The Plastic People Of The Universe». Именно эта группа вызывает у меня особо приятные эмоции. Я не знал о ней до того момента, когда однажды не нашел ее в одном маленьком магазинчике польской музыки в Берлине. Купив одну их пластинку, я буквально обезумил от переполняющих меня чувств. Так что на следующий день я скупил все альбомы «PPU» и был счастлив!»
Фабио черпает вдохновение из общения в узком кругу близких друзей. Хотя в последнее время он живет в Берлине, все же часто приезжает в родные места – жаркие пригороды Палермо и Неаполя. Там Фабио старается проводить как можно больше времени на природе, колеся по проселочным дорогам на старом велосипеде с рекордером наготове, в поиске новых эмоций и источников вдохновения.
Фабио Орси: «Единственное, что я могу сказать о своей музыке: моя музыка - это и есть я. Я не сумасшедший и не питаю иллюзий по поводу своего творчества. Я не могу сказать, что я такой оригинальный и своеобразный музыкант. Это практически невозможно сегодня. Но я убежден в одном, что бы вы ни сочиняли, будь то эмбиент или техно, вы должны слушать только себя и пытаться показать через свою музыку то, какой вы есть».
  • Current Music
    TLB - Satan Is Real
The End

Femineus Musica

Принято считать, да и история культуры это запросто доказывает, что лучшие умы и самые творчески-восполенные сознания принадлежат мужчинам. А, кроме того, что лучшие, так еще и многочисленные. И дело тут не в количестве даже, а в том, что если видающийся талант принадлежит даме, то это скорее удачное для нас всех исключение из неписаных правил. Но правил и законов творческой самоидентификации и дальнейшей реализации потенциала не существует. Может и хотелось бы кому-то сознательно их нарушить, а нарушать-то и нечего. Социально-общественные базисы во всю рдеют сполохами женской эмансипации, и дамы с недавних пор даже получили право участвовать в выборах и посещать Колизей. Однако, это не явилось до сих пор причиной бума творческой реализации женщин. Отбросив критерии качества ввиду явного преимущества мужского лагеря, интересно было бы рассмотреть количественную лепту, внесенную девичьей деятельностью в культурное пространство. Ничего более очевидного, чем резвящаяся поп-стая на ум не приходит. Ведь там число смазливых дурочек и напомаженных идиотов примерно равно. Это всё конечно шуточки и женофобские ворчания. И пусть уж не обижаются те, кто не согласен. Тем не менее, правды доля в этом конечно есть.
Говоря об андеграундной и экспериментальной сцене в контексте дифференциальной оценки ее участников, стоит отметить ряд закономерностей. В создании экспериментальной музыки, на сколько мне известно, не было замечено чернокожих музыкантов. Даже гомосексуалистов немало, а вот негриков нет. Хотя и есть в природе сборник «Экстремальная Музыка из Африки», мне сложно представить музыкальное явление типа Afronoisе`а (по аналогии с Japanoise). Это больше напоминает либо формальный подгон под концепцию данной серии (в которой так же выходили сборники японской и русской экспериментально-шумовой музыки), либо стремление Уильяма Беннетта развенчать миф о «бледности» данной субкультуры. Кроме этого существуют сборники экспериментальной музыки, авторство которой принадлежит исключительно дамам. Вот на месте женщины в андеграундной музыкальной культуре я бы и хотел остановиться. Мне сложно определить, чья персоналия более значима, поэтому порядок упоминания последует абстрактный.

Винди Вебер (Windy Weber) – участница дуэта Windy & Carl. Впервые музыку этой группы я услышал в 98 году. Это были альбомы «Antarctica» и, по-моему, «Depths». В то время я знал, что такое Аншлюс Австрии, но ни малейшего понятия не имел о своеобразии лексикона музыкальных критиков в целом и о drone ambient`е и post rock`е в частности. Тогда, потрясенный, я называл эту музыку метафизической, подсознательной, существующей на уровне передачи мыслей на расстоянии. Я оказался за бортом сознательного существования, вне пространства и времени, подобно доктору Фаусту, созерцающему мгновение. Прошло с тех пор 10 лет. Windy & Carl, как и прежде посылают фантасмагорические флюиды своими свежими альбомами, а Windy Weber с криком «I Hate People» запускает в прохожих одноместные бумажные самолетики, за штурвалом которых нигилизм с каменным лицом и призрение к роду людскому, подглядывающее в иллюминатор.

Вики Беннет (Vicki Bennett) – давно уж мной обожаемая единоличная участница «People Like Us». Ее работы – это всегда захватывающее путешествие по волнам радиостанций, о которых уже не помнят дедули и бабули. Шипящие и скрипящие голоса забытых эстрадных героев, по памяти о которых, покачиваясь, скользит иголка граммофона. Абстрактные коллажи из кантри-триллеров и детских голосов складываются в изящные кружевные звуковые полотна. На протяжении почти всей своей карьеры Вики регулярно сотрудничала с разными музеями современного искусства; делала звуковые инсталляции и авторские бэкграунды для дадаистских выставок, а так же снимала и демонстрировала коллажные видео перфомансы. Значительный интерес вызывают огромное множество ее живых выступлений на всевозможных фестивалях и радио шоу. Еженедельное радио шоу «DO or DIY» она ведет сама на протяжении последние 5 лет. В течении года аудитория этой программы насчитывает около 50,000 человек. Широко известны ее совместные проекты, в том числе с Дрю Даниэлем, Мартином Шмидтом и Ёном Ляйдекером.

Шантель Пасамонте (Chantal Passamonte), она же всем известная Mira Calix. После 20 лет прожитых с рождения в ЮАР, она переехала в Лондон, где вплотную занялась музыкой. С этого момента Mira Calix стала неотъемлимой частю Warp Records. И, думаю я, что бы ни происходило с музыкальными концепциями лейбла, если Warp будут издавать Mira Calix, интерес мой к нему не иссякнет. У меня вызывает лишь восхищение мастерство Шантель в обращении с сэмплами, коллажной техникой и конкретной музыкой. Одна только сюита автомобильных клаксонов чего стоит! Невозможно не отметить особо звучание классических струнных партий, архангельские песнопения и грохот страйка в кегельбане, заменяющий раскаты грома. Примечателен еще и тот факт, что Шантель Пасамонте – боевая подруга и благоверная женя Шона Бута из Autechre (жены, они же все благоверные).

«Ovro». Настоящее имя этой финской девушки мне не известно. Но известно, что абы каких музыкантов лейбл Some Place Else не издает. Работы Ovro это канатное балансирование между истошными хрипами и мягкими шорохами полевых записей. Вероятно, прозвище «чудо-девочка финской экспериментальной музыки» Ovro получила благодаря способности создавать неповторимый кинематографичный ландшафт и леденящую, гулкую атмосферу. В рамках фестивальной программы «Noisy Women» Нико Скорпио и Ovro выступали в Петербурге два года назад.

Жоан Ля Барбора (Joan La Barbara). Знаменитая дама - композитор, перформер, саунд-артист – всю жизнь занималась изучением возможностей человеческого (и в некоторых случаях просто нечеловеческого) голоса. Она есть яркий представитель музыкального авангарда второй половины ХХ века. На ее счету введение в гипнотический ступор гостей концертного зала Колумбийского университета при исполнении полуторачасового произведения Мортона Фелдмана "Три Голоса". Она много работала вместе с Джоном Кейджем, в том числе участвовала в его последнем концерте.

Паулина Оливерос (Pauline Oliveros) – американский композитор и исполнитель, кроме того, признанный пионер электронного авангарда. Родилась в начале сороковых годов. Для своих звуковых перфомансов она использовала аккордеон, предварительно модифицировав его традиционное звучание при помощи электронных приспособлений и устройств. В начале 60-х в Сан-Франциско вместе с Суботником и Сендером организуют Tape Music Center. Она стала изобретателем множества феноменальных на то время техник звукового синтеза, которые использовала в своих выступлениях.

Мишель Бокановски (Michèle Bokanowski). Эту француженку подвигло на занятие музыкой прочтение работы Шеффера «В Поисках Конкретной Музыки». Получив традиционное музыкальное образования, она поступила на курсы Пьера Шеффера. Началась ее карьера аж в начале 70-х. С тех пор она записала немало работ для театра и кино. Но музыка, представленная Мишель Бокановски в альбоме «Tabou» более 30 лет назад, ни чуть не кажется старомодной и неактуальной. Скорее наоборот. Атмосфера альбома пронизана ощущением тотальной концентрации в короткий момент времени. Особенно обращаешь внимание на цикличность каких-то нервозных вдохов и монотонных вкрадчивых глухих стуков. И в процессе внимательного прослушивания, звук растворяется, проникает в слушателя незаметно, как вирус, вирус забвения и одиночества.

«Zipper Spy» - детище Марии Моран для меня представляет особый интерес. Всё началось с альбома «Icki Beats», вышел который на интереснейшем лейбле Ground Fault в 1999 году и стал его первым релизом. Как всё началось, так, по большому счету, и закончилось. Это единственный альбом Марии, хотя кроме него издавалось несколько 12-дюймовок. Материал на нем представлен, надо сказать, захватывающий – энергичный ритм, хотя конечно ритмом в традиционном понимании это назвать сложно. Уникальная и самобытная техника цифрового семплирования и коллажной композиции в умелых руках Марии Моран создают завораживающий музыкальный продукт, в котором сочетаются элементы танцевальной, шумовой и эмбиентной музыки.

Норвежские нойз-богини Майя и Софии (Maja Ratkje & Hild Sofie Tafjord) более известны по совместному проекту «Fe-Mail». Предварял появление на свет «Fe-Mail» в 2000 году период «ухаживания» длинною в 5 лет, а именно участия Майи и Софии в импровизационном, авангардном квартете «SPUNK». Их дуэт является ярким представителем Скандинавской (а точнее Норвежской) экспериментальной школы. По большому счету «Fe-Mail» это шумовой проект. Настолько шумовой, что их музыку даже сравнивали с работами Акифуми Накаджимы – основателем и идеологом «Aube». Кроме цифрового синтеза, они достигают своего авторского мутно-«белого» шума, осваивая техники семплирования, полевые записи и аналоговую электронику. На их счету несколько альбомов, выходивших на лейблах RRRecords, Important, PsychForm Records. Самые занятные работы представлены на альбомах «All Men Are Pigs», «Syklubb Fra Hælvete» (2004) и «Blixter Toad» (2006). «All Men Are Pigs», кстати, записан совместно с еще одним норвежским экспериментальным виртуозом Lasse Marhaug – половиной группы «Jazzkamer».

Лили Нови (Lili Novy), чудный сценический псевдоним которой - Frl. Tost. Постоянная участница групп Gnostic Gnomes и Nový Svět, который успешно нанизывают бусины краутрока, абстрактного эмбиента и истинного фолка на нить экспериментальной музыки. Музыкальные произведения, созданные Frl. Tost можно услышать на сборнике всех участников группы «Mushroom's Patience» и компиляции 2000-го года «Extreme Music From Women». А вот две композиции с ее единственного сольного альбома «Deaf Record With Nimetön's Transparence» (2002), вышедшим тиражом в 23 копии на самом деле никто и никогда не слыша. И не потому, что такой мизерный тираж не в силах выйти в массы, а потому, что запись на обеих сторонах пластинки просто-напросто отсутствует! Приложи Лили Нови к пластинкам набор с иголками, гвоздями и крупной наждачной бумагой, не избежать ей славы «The Haters».
Появление женщины в искусстве – это не всегда феминистические конвульсии и лозунги из манифеста Валери Соланас на красных флагах. Скорее это редкий луч ледяного солнца над серыми сопками в полярную ночь. Женщине не надо размышлять, ей надо просто быть..

Womans - Different Songs
  • Current Music
    Zipper Spy - Icki Beats
The End

Братья По Разуму

"В космос давно мы пробили дорогу, а стену не можем пробить головой"..
Я - ровестник одной выдающейся отечественной группы, которая малоизвестна наряду с КакБы прекрасными русско-рокерскими кино-алисами и им подобными.
Братья По Разуму.

Данный "синий" коллектив образовался в 1984-м году в Челябинской области (есть и такой город в нашей стране, кто не знал или уже забыл, что городов в России не 2, а больше тысячи). Из эсэсэсэрской синти-роковой музыки середины 80-х годов мне кое-что довелось слышать. Вся та музыка выглядела комичной, как тогда, так и сейчас (сейчас особенно).

Макушка БПР всегда торчала повыше остальных горячих рок-голов. Не понятно, как данный самодеятельный коллектив достиг таких успехов на ниве кружевного ритмоплетения. Хотя, конечно же, понятно - у ребят музыкальная фантазия исходила через пальцы к синтезаторам, бабинникам, кассетникам и даже секвенсорам)).. Типичная песенная структура в случае БПР была вовсе не типичной, а нередко структуры вообще никакой не было. Братья расширяли помпозиционное пространство психоделическими текстами и постмодернисткими музыкальным вставками в свои музыкальных же произведений. Почувствовав, что, ничем не связанные со смысловой нагрузкой текста, вступления и концовки стали характерной отличительной чертой музыки БПР, Вова Синий и Гоша Рыжий опоясывали так почти все свои произведения. В их стихах сплелись научная фантастика, школьная романтика, психоделический абсурд. Неоднозначные футбольные аллегории сменяются итальяно-подобные напевы о Беломорканале.

В самых "ПроЛюбовь" песнях Вова Синий поёт исключительно об эротической одержимости (..и снова эти песни про КакБы футбол...).. Кроме сочного, навсегда, видимо, современного звучания и пёстрого стихосложения, обращает на себя внимание абсолютное неумение Вокалиста петь! Сие и предаёт ту узнаваемую и сочность. Музыкальный аппетит пробуждается во мне, чем больше я их слушаю.

"Что-то сказать и что-то заметить. Сколько я должен, сколко с меня?.
О том, что нашел, что живёшь неспеша. Поток новостей ценой в 3 гроша.
Маленький, двойной.. Сахар не нужен? Как твои дела? Я опять простужен. "
Зимне-вечерняя хондра под кофетерийные "полевые" записи.

Кроме того, что Братья По Разуму звучали на BBC Radio1, New Musical Express в 1987 признаёт их "самым радикальным и новаторским ансамблем в России". В 80-х Брайан Ино, приехав в очередной раз в СССР, познакомился с творчеством БПР и оказался под очень сильным впечатлением.
"Остановите машину жизни, остановите скорей! На этой дороге сняты все знаки, здесь даже нет фонарей."
  • Current Music
    Вова Синий и Братья По Разуму - Мы просто люди
The End

MIX FORM FROM PROGRESSIVE FORM

"MIX FORM" - The more you listen, the more interested it becomes!

Японский лейбл [Progressive Form] 4 года назад выпустил в крайней степени замечательную компеляцию. Собрана она полностью из релизов Progressive Form (и, таким образом, можно сделать вывод с последующей заинтересованностью о направленности музыкальных предпочтений руководства лейбла). Состав представленных музыкантов впечатлит тех, кому знакомы эти странные японские имена вроде Рюичи Куросавы, Йошихиро Ханно…. Есть тут и проект «AOKI Takamasa» и вполне себе популярная композиция вроде Nexus от Process (а, точно есть и Статик еще). Что интересно, эта компиляция является миксом. Но сведен он каким-то не типичным для определения этого понятия образом. Некоторые композиции начинаются с ямы хрустящих звуков и просто выставлены встык с предыдущим треком, некоторые улавливают последние такты композиции. Автор микса – мега-человечище Харуоми Хосоно – специально своял две композиции, которые тоже включил в эту работу. Представленный материал – очень сочный, мелодичный, фанковый (и если кто-нибудь объяснит мне значение термена Glitch, поставит 2 трека и скажет: «вот это Glitch, а это IDM», то я, возможно употребрю и это непонятное слово..)..

  • Current Music
    Илюха играет krftwrk
The End

Glide "Space Age Freak Out"


В память меломанов загружено очень много разной музыки. Но не редко случается так, что, слыша какую-то мелодию, ты хорь убивай, да режь этого меломана, а он так и не вспомнит ни название этой мелодии, ни автора. Но запросто может припомнить где, когда и при каких обстоятельствах слышал это произведение. Со мной периодически это благополучно происходит. И каждый раз это настолько мучительно, что по-настоящему испытываешь какое-то физически нездоровое чувство. В последний раз со мной это произошло примерно месяц назад. В голове звучал фрагмент одной очень знакомой пьесы. Пушистое одеяло каких-то звуковых деформаций, на нем лежат два голоса - мужской и женский, оба в глубоком забытьи эха. Тут же находят себе место сигнал клаксона, звук которого деформируется в голос мифических сирен. Доводя до истерии, в голове работает бормашина, где вместо кружения насадки - мужской голос "...Make love...I don`t understand..."

Альбом проекта Glide "Space Age Freak Out" является записью живого выступления в Ливерпуле в 97 году. Именно такие музыкальные полотна меня всегда интересовали. В данном контексте, как раз, вспоминаются радиосессии FSOL на Radio1. Это один из двух альбомов проекта Glide за примерно десятилетний период существования. Первое мое знакомство со звучанием "Плавного движения" произошло в 99 году. Никк Уоррен выпустил лучший, на мой взгляд, диск в серии Back To Mine, включив в компиляцию аж две композиции Glide: Wormhole и Space Van. Я уверен, что это не случайно. Уилл Сержант - автор всех композиций. Кланяемся в ножки.
  • Current Music
    Hrvatski
The End

Дыхание Свена Грюнберга

Удивительный подарок из удивительного города.
В виде подарка - диск Свена Грюнберга с записью альбома 81 года "Дыхание". Единственное переиздание его альбомов на компактном диске было выполнено студией Boheme Msic в 2000 году. И до этого момента появлялся лишь 1 его альбом на CD в 93м. Остальные релизы были выпущены на Всесоюзной Студии Грамзаписи "МЕЛОДИЯ".



Грюнберг - эстонский композитор - один из немногих, чьи эмбиентные произведения увидели свет в 80х. Организовав в 74 году ансамбль "Месса", он осваивал электронные инструменты, в том числе и инструменты с занятной историе создания. Дело в том, что в то время он начал сотрудничество с человеком по имени Хярмо Хярм, которое продолжается и по сей день. Именно он создавал различные электронные музыкальные устройства, которые использовал Свен Гюнберг.
Этот альбом - пример удивительной энергии музыкальных порывов того времени. Эти космические пьесы рождают живописные зрительные образы, в момент прослушивания, когда воображение становится органом наблюдения. После 5-6 прослушиваний пришло на ум, что это ничем не уступает "Time Wind"`у Клауса Шульца. Видимо именно в этом причина того, что коллектив «Месса» не издавался. Булла ведь только одна «Мелодия» на треть планеты. Понятное дело, что в Советском Союзе «такую» музыку никто свободно слушать не мог.
Это волшебное возвращение в прошлое к академическому спэйс эмбиенту.
Жалуйте и любите музыку.
  • Current Music
    The Big Freeze
The End

MLO "Io"

90-е годы были полны музыкальными движениями. Музыка создавалась в каждой спальне. И, на мой взгляд, большая часть великой электронной музыки было создано именно в последнюю декаду прошлого века. Именно о музыкантах, весь творческий период которых пришелся на 90, я хочу рассказать. Но точнее, я уделю внимание одной из сторон творчества этого коллектива - группы Music Of Life Orchestra, более, может быть, известной по аббревиатура MLO.
Дуэт этот сложился, когда встретились два англичанина Йон Тай и Питер Смит. И их сотрудничество – это очередной пример того, как в творчестве музыкантов, шагающих в танцевальном векторе транса, техно и даже эйсида, уживается рукоделие в стиле даунтемпо и эмбиент.
Так вот, первые их релизы были изданы на лейбле Aura Surround Sounds в 1993 году. Пластинка «New Generation» играла техно. Однако, уже спустя год на лондонском техно лейбле i.t.p вышел дебютный альбом. i.t.p за свою историю выпустили всего несколько синглов и три альбома, первый из которых назвался 1 Hour 1 Minute 1 Second. MLO здесь представили пеструю палитру музыкальных стилей.. от техно к эмбиенту через idm.
Выпуская синглы только с техно, трансом и Хаусом, каждый из трех альбомов их сочетали как танцевальную, так и очень мелодичную музыку. К тому же второй альбом я вообще рассматриваю, как нечто не относящееся к творчеству техно коллектива, расслабляющем своих слушателей лежачей музыкой.

Альбом «Io» - абсолютно удивительная музыкальная вещь. Это собрание самой настоящей «неподвижной» музыки, к созданию которой стремился и Лоран Пернис, и Ким Касконе в раннем творчестве.. Музыка топчется на месте, не выражая собою абсолютно ничего. Даже трудно сказать, что ты ее слушаешь; она просто звучит и генерирует в тебе обрывки смутных мыслей. Эта работа моментами напоминает мне звучание The New London School Of Electronics того же времени, только более растерянная, подсознательная, глубинная.
Потенциал Тайя и Смита, мне кажется, не успел в полной мере раскрыться. Я имею в виду потенциал их экспериментов с неподвижной музыкой. Остается только терзать подсознание, внемля пьесы пропавших без вести в девяностых и застрявших сознанием в пожилой мудрости.
Для ознакомления и погружения предлогаю выслушать две комнозиции с альбома 1994 года "Io", выпущенного лейблом Rising High Records

The End

2002...Magic Is Back


Пять лет пасивного поиска одной компиляции наконец привели к желаемому результату! Речь веду о сборнике музыки. Вышел он в 2002 году, если мне память не изменяет (я только теперь понял, что чувства могут изменять..). Немецкий лейб, который это свершил назвал себя однажды kju:, а почему, никому не сказал. Зовется диск, как и множество других: Ibiza [kju:] Lounge. Ибица...лаунж... Как же воротит от этих слов. 

Но в данном случае ситуация, на мой взгляд, не совсем ординарная. Я не устаю повторять, что восприятие любой музыки дает очень и очень субъективный результат в смысле эмоций и ошющений. Звуки эти проникли в меня на излёте 2002 года. На заполярный круг надвигался новый год, который тогда многое изменил в жизни. Состояние внутри равнялось состоянию снаружи. Мороз выше 30 градусов, и из стратосферы в сугробы крадутся даже не снежинки, а скорее ледяные кристалы от них.. Иней покрывает девичьи ресницы.. А в согретой маленькой комнатке тепло только под пуховым одеятом и парой клечатых пледов.. Запах благовоний..ипутешествие с мечтами вобнимку. В такую ночь так хочется оказаться на каком-нибудь судне в открытом море, под сиянием полной луны, до которой достать рукой. Видны на ней все кратеры и безводные океаны, оставленные нашими мечтами.
Я снова туда вернулся.

  • Current Music
    Dron - Impulse